Добавить в избранное

Международная литературная сеть Общелит: стихи, аудиокниги, проза, литпературоведение

Анонсы
  • Президиум Израильской Независимой Академии развития науки >>>
  • Эфраим Шприц >>>
  • Женя Белорусец, Володя Илюхин >>>
  • В.П.Голубятников >>>
  • Григорий Канович >>>

Новости
Приглашаем на ЮБИЛЕЙНЫЙ вечер >>>
Список статей и авторов >>>
читать все новости

Все записи и отзывы


Поиск по базам Алмазной биржи Израиля
Прозрачные бриллианты
Вес от
до
Цена $ от
до
Фантазийные бриллианты


Случайный выбор
  • Геннадий Литюга на вернисаже в...  >>>
  • Константин Бравый  >>>
  • Авраам и Ольга Файнберг  >>>
 
Анонсы:


Анонсы
  • Ташкентский государственный университет >>>
  • Константин Бравый >>>
  • Женя Белорусец, Володя Илюхин >>>
  • В.П.Голубятников >>>
  • Григорий Канович >>>




Случайный выбор
  • Геннадий Литюга на вернисаже в...  >>>
  • Константин Бравый  >>>
  • Авраам и Ольга Файнберг  >>>



В начале было слово «савланут»

 

В  начале  было  слово  «савланут»

( О  новелле  Аркадия  Белявского).

          « Прекрасен  мир  во  всех  его  обмерах», - сказал  Гете.  Однако  есть  больше  людей,  знающих  законы  Ньютона,  чем  законы  человеческого  общежития.  Аркадий  Белявский  следует  определенному  инстинкту,  когда  создает  то,  что  долгое  время  вынашивал  в  себе.  Его  память – вместилище,  куда  поступают  и  где  хранятся  чувства  и  образы,  которые  остаются  там  до  тех  пор,  пока  не  набираются  все  необходимые  элементы,  способные  соединиться  и  образовать  некое  новое  сочетание;  необходимо  давление,  в  результате  которого  происходит  этот  синтез. 

 

           Новелла  =  зарисовка  «Ода савлануту»  овевает  нас  своим  горячим  дыханием.  В  ее  эпицентре  - воспоминание  о  совершенной  некогда  туристической  поездке  в  Грузию.  Случайно  сойдя  с  намеченной  тропы,  герой  очутился  в  местах,  не  затронутых  веяниями  современной  цивилизации,  в  глубинке,  где  людские  отношения  еще  сохранили  трогательную  патриархальную  окраску,  а  толерантность  предстала  как  врожденное  качество  каждого  индивида.  Персонажи  новеллы  немногословны,  даже  молчаливы,  как  восхищенное  сердце.  Молчание  лучше  слова.  Они  «говорят»  поступками,  а  не  абстрактной  общечеловечностью,  не  поддаются  демагогии  собственной  слезы,  а  искрятся  действенной  доброжелательностью – предусмотрительность  редко  бывает  достаточной.

 

           Придавая  правдивую  и  рельефную  жизненность  изображаемому,  когда  гротеск  и  возвышенное  представлены  в  одном  дыхании,  автор  избирает  такие  изобразительные  формы,  которые  несут  в  себе  естественную  красоту  человеческих  отношений  и  вызывают  эмоциональный  отклик.  Поистине,  красота  это  нечто  незыблемое  и  не  зависящее  от  вкусов  и  суждений.  Без  этого  чувственного  фона  и  внутренней  предрасположенности  к  красоте  естественного  человека  нет  возможности  достичь  глубинного  и  утонченного  эффекта  воздействия,  когда  ассоциативные  сигналы  складываются  в  сложную  систему.

 

           Новеллист  свободен,  как  мысль,  дерзновен,  как  цель,  к  которой  он  стремится.  Он  следует  определенному  инстинкту,  когда  создает  то,  что  долгое  время  вынашивал  в  себе – увидеть  человека,  каким  он  был,  когда  родилось  сакраментальное  слово  «савланут».  Настрой  автора  передается  читателю,  оживляя  в  нем  родовое  ментальное  начало,   обозначенное  словом – символом,  определившим  поведенческий  стиль,  характер  и  природное  начало  нашего  древнего  предка.  Ведь  даже  лесорубу  с  топором  дерево  не  отказывает  в  тени.

 

           Идеал  прекрасного – это  переживание,  полное  одновременно  смятения,  ясности  и  надежды;  это  гиперактивность,  когда  надо  помочь   ближнему;  это - когда  взаимная  благожелательность  является  синонимом  самого  близкого  родства.  Нужны  ностальгические  толчки,  чтобы  встряхнуть  живущих  рядом  с  нами  на  земле  обетованной.  Пусть  наше  сердце,  отрезвленное  рассудком,  вновь  затрепещет  перед  вневременной  истиной – «савланутом».  Никакие  перемены  над  истиной  не  властны.

 

           В  то  время,  как  автора  опередила  собственная  натура,  дарящая  ему  неожиданное  и  непредвиденное  воздействие  на  других,  в  читательском  восприятии  происходит  игра  антитезами – изменчивая  сущность  бытия  человеческого.

 

                    Генрих  Гейне,  отмечая  раннее  величие  Израиля,  размышляя  о  целомудренных  нравах  его  людей,  о  нравственности  древнего  еврейства,  о  его  прекрасной  истории,  писал,  однако,  что  современные  евреи  вредят  древним,  которых  «можно  было  бы  поставить  гораздо  выше  греков  и  римлян».

 

                     Рассказ  Аркадия  Белявского  «Ода  савлануту» – это  тоска  по  жизни  в  духе  и  духу  жизни  наших  предков,  метафорически – тоска  по  отечественному  «савлануту».

 

            Вот  я  и  изобъяснил  все  доподлинно.  Я  призываю  всех  прочесть  новеллу  Аркадия  Белявского;  она  подарит  наслаждение  и  принесет  пользу  всем  тем,  кто  правильно  ее  поймет.

 

   

 
К разделу добавить отзыв
Copyright © Григорий Окунь. All rights reserved